Как менялась коррупция в Запорожье, и есть ли результаты расследований: интервью с тремя журналистами

Общество | 21:57, 31.08.2018
 Поделиться

Поделиться в

Пересчитать журналистов-расследователей в Запорожье можно на пальцах одной руки. Один из них недавно переехал в Киев, еще один — в процессе, один пока остается. Как изменилась ситуация с открытостью данных, как изменилось распределение ресурсов между группами влияния и есть ли смысл вообще в журналистских расследованиях?
Об этом 061 задал одинаковые вопросы Анатолию Остапенко, а также Сергею и Юрию Сидоровым (нет, они не братья).
СЕРГЕЙ СИДОРОВ — занимается расследованиями примерно с 2014 года. Работал в газете “Суббота плюс”, затем организовал “Запорожский центр расследований”. Сейчас переезжает в Киев.

Что было сложно сделать, когда ты начинал делать расследования, а что сложно сейчас?
"Раньше было меньше документации в открытом доступе — стало больше. К сожалению, мощность мозгов в той же пропорции не растет. Сложно находить экспертов, которые бы разбирались с этой информацией профессионально, а не как я, по-дилетантски. И тогда, и сейчас. Я за последние года четыре навел контакты с людьми, с которыми можно посоветоваться по тем или иным сферам, но их все равно не хватает.
Как было сложно, так и осталось сложно "работать в поле", вести оперативные наблюдения и выбивать из чиновников комментарии".
Какая история запомнилась больше всего?
"Наверное, одно из первых, в 2015-м году. Когда я раскопал схему с захоронением частниками строительного мусора, замаскированного под рекультивацию земельного участка, с одновременным запретом принимать этот мусор на муниципальном полигоне.
Запомнилось прежде всего личными моментами. Меня дико взбесили тети из облсовета, которые хотели выставить меня дураком. Если бы не они, я бы так глубоко не закопался в ту историю. И взбесила редактура, из-за которой слишком сильно упростился текст для газеты".
Как изменились распределение ресурсов и реакция чиновников на расследования? Почему в Запорожье сейчас все так, как есть?
"На этот вопрос сложно ответить, потому что раньше было меньше доступа к информации и меньше людей, которые ее отслеживали. Юра Сидоров когда-то написал в медиачате — неизвестно, сколько Анисимов через допороговые закупки поднял из бюджета, потому что эти закупки не публиковались.
А так, если смотреть — кто является бенефициаром или контролером депутатского большинства, тот и прикуривает с тендеров, земли и прочего. Хотя, в целом я считаю, что заводомэрия смогла намного эффективнее консолидировать поток бюджетных денег и раздачу земли, чем Анисимов. Он через своих “решал” просто получал долю, а эти (нынешняя городская власть во главе с мэром, — 061) заводят четко своих подрядчиков на тендеры и свои фирмы на землеотводы.

"Ахметовские" оказались на организационном, системном уровне намного лучше подготовлены к доению города, чем Анисимов.

И опять же, у них на это больше времени и легитимности".
Отслеживаешь дела, которые заводят по следам твоих материалов? Есть понимание, сколько их и на каком они этапе?
"Их немного, потому что я не утруждаюсь оформлением историй в “повідомлення про злочин”. Хотя стоит. Три-четыре "провадження" есть. Про отвод муниципальной парковки под застройку на основе "паевого участия", про отвод под солнечные станции что-то завели. Это за последние полгода. Еще год назад я написал текст про распил здания ОСОУ, и сейчас Павлию даже подозрение объявили".
Будешь ли заниматься в Киеве запорожскими темами? Не разочаровался еще? Какие перспективы у расследовательской журналистики в Запорожье при том, все уезжают в Киев, и как это может повлиять на жизнь города?
"Черта лысого я от вас отстану — буду.

Я не разочаровываюсь. Во-первых, потому что я в курсе темпов развития демократических институтов в тех странах, к которым мы стремимся. И я понимаю, что за три-четыре года ждать изменений сложно. Вот эти все люди, которым бомбит, что после двух-трех-четырех статей ничего не изменилось — они странные.

Во-вторых, как я уже говорил в начале, я занимаюсь этим делом, потому что люблю интересные истории, а не из чувства справедливости. Ах, да: еще я просто терпеть не могу всех этих понаехавших менеджеров от Ахметова.
А перспективы у нас в Запорожье на самом деле не такие уж плохие.
В целом уровень медиа растет. Я помню, что в 2012-м году я был чуть ли не единственным журналистом, который копался в документах. А сейчас на каждом втором сайте (ну ладно, третьем) анализируют проекты решений на сессию. Даже сливы информации у нас сейчас стали более грамотными".
АНАТОЛИЙ ОСТАПЕНКО — активно занимается расследованиями с 2015 года. Работал на “Громадському телебаченні. Запоріжжя”, недавно переехал в Киев и работает в проекте“BIHUS INFO”.

Историю фото можно узнать здесь: В Запорожье требуют понизить суммы допороговых закупок и не распиливать бюджет, — ФОТО, ВИДЕО
Что было сложно сделать, когда ты начинал делать расследования, а что сложно сейчас?
"Изменилось за это время очень многое. Во-первых, пооткрывались реестры всевозможные: реестр МВС, реестр недвижимого имущества и очень много открытых данных. Что и позволяет нам заниматься расследованиями в тех объемах, в которых мы ими занимаемся.
Людям, конечно, немного приелся этот формат. Они уже много слышали о том, что тот чиновник ворует, у того отличный дом и хорошая машина, и не понятно откуда. Но мы журналисты, а не прокуратура, поэтому ищем разные форматы, чтобы людям было интереснее.
Сейчас вообще легко отслеживать семьи чиновников и политиков по социальным сетям, потому что дети любят хвастаться — у всех детей это есть, у всех людей это есть. Хвастаться поездками, машинами, элитной недвижимостью. Сейчас отслеживать стало еще проще, потому что дети и жены, сами чиновники и депутаты повально ломанулись в соцсети. Но, конечно, это будет не вечно. Я думаю, что чиновники после нескольких материалов начнут понимать, что нужно закрывать эту лавочку, и дальше будет тяжелее. Но пока что никто и не парится.
Хотя, например, дети Константина Ивановича Брыля все поудаляли, закрыли свои аккаунты".
Какая история запомнилась больше всего?
"Самая запоминающаяся история — с Брылем. Это один из первых материалов, которые я делал после долгого перерыва. У нас веселая история взаимоотношений.

Я делал про него два материала: после первого меня побили, а после второго — завели дело по поводу того, что мы летали над его домом на квадрокоптере.

Я не знаю, что сейчас с этим делом, мне не звонят уже долгое время следователи. Думаю, оно где-то валяется. Но это не намек Константину Ивановичу, чтобы он снова его поднимал.
Еще забавный был материал о начальнике запорожского Управления защиты экономики Хименко. У него жена, которой нет в декларации, выкладывала у себя в социальных все: дома свои, куда они летают, — забавный был материал".
Как изменились распределение ресурсов и реакция чиновников на расследования? Почему в Запорожье сейчас все так, как есть?
"Местная власть вообще никак не реагирует — собственно, как и раньше, во времена Анисимова. Конечно, сравнивать эти времена немножко некорректно, но сейчас мы видим,что местная власть консолидирована в руках опять же одного человека: раньше это был Евгений Александрович Анисимов, сейчас это Ростислав Игоревич Шурма и его промышленная группа — промышленная группа Ахметова. Они никак не реагируют. Бывает, конечно, Владимир Викторович Буряк пару раз… Он смотрел, видимо, и читал наши материалы — он нас знает, скажем так. Он к нам по имени обращается. Я думаю, что это всё мониторят, но реакции по сути никакой. Вообще в регионах с этим дело похуже. Потому что не всегда реагируют прокуратура или правоохранительные органы на материалы. Но мы делаем больше не для прокуратуры, а для огласки — потому что никто не любит, когда все вскрывается. Не любят фигуранты. Все равно это бьет по их репутации и по самолюбию в том числе".
По поводу гласности: вот было расследование по Марченко, но фирма, связанная с ним, до сих пор получает подряды…
"Марченко — это вообще отдельный персонаж. Просто мне кажется, что им все равно. Потому что с харьковской прокуратурой, как мне говорили, дело немножко даже политизировано, но договориться всегда можно. Мы знаем примеры, когда топ-коррупционеры договариваются с судами. Мы всегда упираемся в суд, который не всегда работает исправно — точнее никогда. Это главная проблема, потому что они не боятся, нет никакого инструмента наказания. Скоро, я надеюсь, будет антикоррупционный суд — не понятно, что с ним будет. Сейчас НАБУ заводит громкие дела, их много, раньше такого не было.
Еще 10 лет назад мы не могли представить, что главу ГФС будут возить, а это было. Но от этого какой-то пользы “ноль”.
Отслеживаешь дела, которые заводят по следам твоих материалов? Есть понимание, сколько их и на каком они этапе?
"Когда есть время, я отслеживаю. Вот НАБУ открыло дело на Брыля, но это не из-за меня (хотя я думаю, что публикации и огласка сыграли свою роль), сейчас проводится расследование досудебное. Мы видим, что сейчас интересуются и его перелетами: в прошлом году его семья налетала на 40 тысяч долларов — просто на самолет".
Будешь ли заниматься в Киеве запорожскими темами? Не разочаровался еще? Какие перспективы у расследовательской журналистики в Запорожье при том, все уезжают в Киев, и как это может повлиять на жизнь города?
"ТВ-расследований больше нет, потому что изначально их делал на “Громадському” Юрий Сидоров, а потом я перехватил инициативу — Юра больше по текстам, а я больше по видео. Теперь их нет, у нас есть канал ТВ-5, на котором выходила одна программа, но у меня язык не поворачивается назвать это расследованиями.
Нет перспектив вообще в Запорожье заниматься этим.

Просто становится скучно — одни и те же герои, одни и те же ребята на манеже.

Да и рынка нет как такового. Это грантовые проекты, это не проекты, которые оплачиваются людьми — “краудфандятся”. У нас был опыт на “Громадському”: если один раз скинули тысячу за материал, то отлично. Но на тысячу гривен ты не то, что материал не сделаешь — ты не проживешь. Никто не хочет рекламироваться из мелкого бизнеса на таких материалах, просто потому, что там могут фигурировать его знакомые — все переплетено".
ЮРИЙ СИДОРОВ — занимается расследованиями с 2011 года. Редактор сайта “Наші гроші. Запоріжжя”, которому в апреле исполнилось пять лет. Пока что остается в Запорожье.

Историю фото можно узнать здесь: Выходим из "Матрицы": почему в Запорожье дважды открывали закрытый садик, а новые стадионы — это фарс
Что было сложно сделать, когда ты начинал делать расследования, а что сложно сейчас?
"Расширился диапазон доступной информации. Если раньше для написания новости мы могли, грубо говоря, два-три официальных реестра отслеживать, то сейчас нужно десяток минимум.
Это после Революции достоинства открылось множество публичных реестров.
Сейчас нет недостатка в информации для материалов — теперь задача стоит выбрать самое интересное. Мы реально не охватываем всего объема".
Какая история запомнилась больше всего?
"Самая запоминающаяся история для меня — это когда год назад приходилось следить за главой областного СБУ. Это какой-то определенный драйв, азарт. Но и опасность, понятное дело. У многих есть паранойя, что СБУ все видит и слышит. Не знаю, так ли это — но при слежке за домом главы СБУ курточки я менял".
Как изменились распределение ресурсов и реакция чиновников на расследования?

"После Революции достоинства в 2014 году я реально думал, что мы победили, и мне нечем будет заниматься и нужно будет менять сферу деятельности. В конце 2017 года я понял, что мы достигли уровня конца 2013 года — времен полнейшего расцвета вертикали власти “Партии регионов”.

Если раньше вертикаль — это была “Партия регионов” (ее депутаты, приближенные) и не было других групп влияния, то сейчас появились группы влияния.
Каждая фракция запорожских городского и областного советов фигурировала в материалах “Наші гроші. Запоріжжя”.
Но понятное дело, что чем больше депутатов во фракции, тем больше светится эта фракция в материалах. И понятное дело, что победителем является “Оппозиционный блок”, от которого у нас мэр города Запорожья и все руководители департаментов и коммунальных предприятий. Точнее, “Запорожсталь”. “Запорожсталь” будет, а партии можно поменять или переименовать".
Почему в Запорожье сейчас все так, как есть?
"Я виню провластную партию “Блок Петра Порошенко” и лично Петра Алексеевича Порошенко. Его партия имеет своего Президента, своего главу Службы безопасности Украины, своего Генпрокурора — и они ничего не делают, чтобы изменить ситуацию.
Почему Запорожье достигло уровня 2013 года по коррупции? Потому что никто не наказан… И все. Потому что никто не наказан. А почему никто не наказан? Потому что все ограничивается пафосными заявлениями.
И по итогу все, что могут сделать представители провластной партии — это встать и молча уйти с сессии горсовета. Это, напомню, со своим прокурором, своим президентом, своим СБУ. А потом так же тихо вернуться, как ни в чем не бывало. Поэтому: отсутствие наказания — это главная проблема, а виной этому политика провластной партии".
Отслеживаешь дела, которые заводят по следам твоих материалов? Есть понимание, сколько их и на каком они этапе?
"Я не веду конкретный список. Я могу скорее говорить о качественных, чем о количественных показателях. Но определенно возбуждаются десятки уголовных дел. Из них до суда доходят единицы. Я помню точно, что какие-то доходили".
Не разочаровался еще? Какие перспективы у расследовательской журналистики в Запорожье при том, все уезжают в Киев, и как это может повлиять на жизнь города?
"Немного разочаровался, потому что я увидел глубже суть проблемы. Потому что я нереально раньше оценивал суть проблемы: я раньше думал, что мы будем заниматься расследованиями, публиковать материалы и как-то влиять на политику, на людей, на депутатов, на их деятельность.

Мы определенным образом влияем, конечно. Но мы лечим симптомы, а не саму причину болезни.

Но все равно это борьба с той ситуацией, которая сложилась. Материал имеет влияние — это и мотивирует. Во-вторых, у меня экономическое образование. Я не занимаюсь простой журналистикой — мне простая журналистика не интересна. Такие расследования — это своего рода экономическая журналистика, я занимаюсь своей специальностью.
Семь лет назад журналистские расследования воспринимали как чудо. Сейчас это уже стандарт — все к этому привыкли. Наверное, это хорошо. Сейчас уехал Остапенко, уезжает Сидоров, гипотетически уеду когда-то я, но ничего — будут гипотетические Коршенко и Шемчук".

Читайте также: В Запорожье поломали новый асфальт — прорвала старая труба, — ФОТО, ВИДЕО
Источник: 061.ua

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

comments powered by HyperComments

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: